Как создаются «герои» и «дьяволы» средствами СМИ Приемы создания «образа героя» Содержание I

Как создаются «герои» и «дьяволы» средствами СМИ. Приемы создания «образа героя»

Содержание

I. Конструирование образов «героев» и «дьяволов» в СМИ: телевизионный аспект
1.1.Телевидение как идеальное средство конструирования образов: типология и приемы
1.2. Политический лидер, как персонаж социального мифа
II. II. Конструирование образа президента В. Путина, как «героя-спасителя»
Заключение.
Список использованной литературы.

Введение
Актуальность обозначенной проблематики работы обуславливается процессами, происходящими в современной культуре, связанными с главенствующей ролью телевидения в организации повседневного существования современного человека, а также пристальным вниманием средства массовой информации к формированию имиджа президента В. Путина.
Научная новизна контрольной работы состоит в том, что в данной работе анализируется образ президента В. Путина, как образ «героя-спасателя» и рассматриваются средства и приемы конструирования этого образа в телевизионном аспекте.
Объектом исследования являются телевизионные сюжеты, в которых транслируется образ политика.
Предмет исследования – специфика конструирования образов средствами телевидения.
Цель работы – проанализировать создание образов «героев» и «врагов» в телевизионном аспекте.
Поставленная цель предполагает решение следующих задач:
1. Раскрыть роль телевидения в конструировании положительных и отрицательных образов в политическом дискурсе;
2. Охарактеризовать типы и приемы создания образов политического лидера;
3. Проанализировать средства и приемы конструирования образа В. Путина, как «героя-спасателя», а также выявить его «антагонистов».
Структура работы состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

I. Конструирование образов «героев» и «дьяволов» в СМИ: телевизионный аспект

1.1. Телевидение как идеальное средство конструирования образов: типология и приемы
Значительную роль в формировании и распространении мифов, безусловно, играют средства массовой информации. Они, передавая большие объемы информации огромной аудитории, участвуют в становлении общественного мнения, создании образа современного социального мира и оказывают воздействие, как на отдельных индивидов, так и на целые группы, в том числе массы. Таким образом, СМИ «создают благоприятную среду для функционирования мифов в массовом сознании», особенно учитывая то, что в силу специфики у средств массовой информации нет демографических, социальных и национальных границ действия.
Принцип работы СМИ с мифами одинаков, однако, главной «фабрикой» мифов в России давно стало телевидение. Новости формируют картину дня, современную реальность, и заставляют зрителей верить, что в мире происходят только те события, которые попадают в телевизионный эфир. В то же время подбор и подача новостей формируют отношение общества и задают оценки событиям. Такой отбор и классификация фактов позволяет теленовостям манипулировать аудиторией и делает их «эффективным инструментом политического и экономического влияния» .
Наиболее целесообразным видом СМИ для политического манипулирования является телевидение, так как оно включает все способы, что обеспечивает образование прочных связей с аудиторией, воспринимающей информацию. Например, если в печатных изданиях применяется способ с помощью слов и восприятие происходит визуальное, а на радио способ с помощью звука и восприятие происходит слуховое, то в телевидении совмещены оба этих способа.
В связи с тем, что большинство людей формируют свое мнение на эмоциональном уровне, а не на разумной оценке ситуации, то и отношение их к политическим лидерам и политическим движениям основывается на эмоциональном уровне. Что подтверждает, несомненную роль телевидения в политическом манипулировании.
Важнейшим способом манипулирования является конструирование мифов и создание мифологизированных образов. Наделение ситуаций и лиц мифологическими чертами усиливает их влияние на массовое бессознательное и соответственно — на массовое сознание и поведение.
Современный миф, так же как и архаический, порождается образным типом сознания, однако в отличие от первобытной мифологии он не оформляется в виде системы, в виде связанного повествования. Как пишет Р. Барт, «современный миф дискретен, он представляет собой набор стереотипов массового сознания, он высказывается не в больших повествовательных формах, а лишь в виде “дискурсов”; это не более чем фразеология, набор стереотипов; миф как таковой исчезает, зато остается еще более коварное мифическое».
С помощью телевидения можно создавать определенные стереотипы. В работе С.Г. Кара-Мурза называет это форму манипуляции стереотипизация.
«Социальный стереотип – устойчивая совокупность представлений, складывающихся в сознании, как на основе жизненного личного опыта, так и с помощью многообразных источников информации. Сквозь призму стереотипов воспринимаются реальные предметы, отношения, события, действующие лица».
В некоторых случаях стереотипы позволяют создавать «шаблоны» поведения, как отдельного человека, так и социальных групп. Масса людей чтобы постоянно не думать о возможном выходе из какой-либо ситуации или принятии решения используют шаблонный способ, тем самым они попадают под манипулирование ими.
Таким образом, с помощью создания стереотипов создается необходимое восприятие политических процессов и явлений в сознании человека, что включают в себя формирование мнения человека о политической структуре.
Задачей мифа в русской политической культуре была и остается координация смысла политической власти, одним из наиболее эксплуатируемых в современной российской политике мифических сюжетов являет миф о герое, «сражающимся со злом и его побеждающим» , который во многом определяет видимую канву действий российских политических лидеров современности при проеци- ровании образа политического лидера на уровне массового сознания населения России.
Итак, рассмотрим основные мифологические образы, активно используемые в современных СМИ в целях пропаганды:
1. Герой-спасатель, герой-победитель. Политический образ-миф как «лидера-защитника», «лидера-борца», «лидера-героя». Путин – один из ярких примеров «оживления» мифа в политике. Его мифический образ как «героя- победителя» прочно укоренился в сознании россиян. Этот образ (то есть внешняя, «дискурсная» форма, именуемая «имиджем») по своей сути многолик и многогранен. И.М. Дзялошинский предлагает следующие варианты образов и дает примеры:
1. Покровитель. Этот образ имиджмейкеры старательно создавали Борису Ельцину. В политической кампании 1996 года он предстает как добрый защитник нуждающихся от нищеты, молодежи от армии, бизнесменов от разорения.
2. Хозяин или Господин. Такую роль персонифицировал Александр Лебедь. Он строг и ьобещает жестко разделаться с бюрократами, взяточниками, преступниками и прочими врагами России.
3. Авторитет олицетворяют Егор Гайдар и Григорий Явлинский . Знатоки своего дела к которым стоит прислушаться, но не обладают грозностью Хозяина и всесилием Покровителя.
4. Виртуоз или Ловкач. Выступающий в этой роли дает понять, что умеет совершать невозможное. Пример очевиден — лидер ЛДПР Владимир Жириновский .Озавораживает публику. Его ловкость в политическом лавировании избирателями признается, несмотря даже на подозрение в том, что Жириновский в чем-то их явно надувает.
5. Дьявол. Это роль олицетворенного зла. Такой имидж обычно создается основному конкуренту Покровителя. Нетрудно заметить, как образ
лидера КПРФ Геннадия Зюганова в преломлении демократически ориентированных СМИ стал приобретать явно люциферовские черты.
Как видно, все мифологические образы делятся на «добрых» и на «злых».
Как подчеркивает И.М. Дзялошинский, «В процессе «мифологизации» современного «героя» (как правило, политическогодеятеля) и ситуации (как правило, реальных политических событий) реальные черты исчезают и на сцене общественной жизни появляются герои, побеждающие неполитических противников, а чудовищ.
Рассмотрим некоторые приемы манипулятивного воздействия телевидения на аудиторию, рассматриваемые академиком А.В. Федоровым :
— «оркестровка» (психологическое давление в форме постоянного повторения тех или иных фактов вне зависимости от истины);
— «селекция» (отбор определенных тенденций, например только позитивных или негативных, и сознательное их искажение);
— «наведение румян» (приукрашивание фактов);
— «приклеивание ярлыков» (например, обвинительных);
— «трансфер» (перенос каких-либо качеств, положительных или отрицательных, на другого человека);
— «свидетельство» (ссылка на авторитеты с целью оправдать то или иное действие);
— «игру в простонародность» (максимально упрощенная форма подачи информации);
— «просеивание» информации (например, очищение информации от «румян» и «ярлыков» путем сопоставления с действительными фактами);
— снятие с информации ореола «типичности», «простонародности», «авторитетности»;
— анализ истинных целей и тайных интересов авторов медиатекста.

1.2. Политический лидер, как персонаж социального мифа
Чтобы заслужить любовь аудитории политическому лидеру нужно стать в ее глазах мифологическим героем. Для этого «зрителям» нужно представить угрозу, которой и будет противостоять герой, ведь в противном случае необходимость в нем отпадет. В качестве угрозы или преграды предстает убедительный и яркий «образ врага». В роли злодея могут выступать как конкретные личности: Осама бен Ладен, Саддам Хусейн, Доку Умаров, так и отвлеченные понятия: «империя зла», ваххабизм, коммунизм. При этом, «чем больший страх внушает фигура врага, тем больше лавров достанется герою, который его одолеет. Поэтому раскрутка врагов является необходимой артиллерийской подготовкой выхода на сцену героя мифа».
У самого мифологического злодея всегда есть тайный умысел, четкая цель, которую он тщательно скрывает от других и ради которой пойдет на все. Именно тайный умысел врага и объясняет его действия. Цуладзе пишет, что именно поэтому «столь эффективна «теория заговора». Она позволяет раскрыть скрытый умысел врага, даже если его нет в природе. Но ведь на то он и скрытый. Только «проницательным» политикам дано проникнуть в планы врагов». К тому же «теория заговора» превозносит и укрепляет авторитет героя и клеймит злодея. Нельзя забывать, что злодей должен внушать отвращение аудитории, за них должны укрепиться негативные стереотипы, чтобы «зритель» не поддался очарованию зла, как это часто бывает в художественных фильмах.
И только после создания нужной атмосферы и полного представления злодея, на политической сцене появляется герой, на плечи которого и ложится обязанность по устранению угрозы. В зависимости от запроса общества, он может предстать «спасителем», «защитником», «страдальцем за правду» и т.д. Герой вступает в бой не ради собственной выгоды, а ради торжества принципов и высоких идеалов. Он «задает модели поведения, которые в той или иной мере становятся эталоном для его последователей. Идентификация с героем служит залогом его популярности».
Сам герой, пишет Цуладзе, также должен отвечать некоторым требованиям. Так, важную роль в созданном вокруг него мифе играет происхождение, которое должно быть необычным. Для данной части политического представления существует два наиболее популярных варианта. В первом герой принадлежит к какому-либо «знатному роду»: вырос в семье знаменитого политика, писателя, артиста и т.д. Такой метод берет основы еще из классических мифов, герои которых происходили от союза бога и земной женщины и были полубогами. Вторым, не менее популярным вариантом является «история Золушки», когда герой достигает высот, несмотря на низкое происхождение. Такой миф в своей время был создан вокруг «вождя всех времен и народов» Иосифа Сталина, который родился в семье сапожника в маленьком грузинском городке Гори.
Следующей ступенью в биографии героя должен стать некоторый переломный момент, судьбоносное решение, которое меняет всю его жизнь. «Перелом в жизни героя происходит, как правило, из-за внешне незначительного эпизода. Лишь с течением времени открывается важность произошедшего события. Из обыденного вырастает чудо. В этом притягательная сила мифа». В то же время герой не может достигнуть своего положения без странствий, долгих поисков своей цели. Цуладзе говорит о долгой истории подобных мотивов странствий, напоминая об искавших счастья героях русских сказок, а также русских революционерах, скитавшихся по ссылкам и бежавших за границу. Эти поиски и придавали им героический ореол. Наконец, последней важной чертой в создании образа политического лидера являются встречавшийся на его пути испытания, преодолев которые он и стал героем.
Таким образом, потребность в сильном лидере возникает в кризисные моменты истории, а «когда все рациональные механизмы политики перестают работать, на арену истории выходит миф». Население верит, что появившийся герой-избавитель сможет решить скопившиеся с давних пор проблемы: поднимет хозяйство целого края, удержит от развала какую-то область экономики, спасет страну от грозящих ей бед. Такая жизнь в мифе становится для многих единственно возможной реальностью, в которой есть надежда на светлое будущее.

II. Конструирование образа президента В. Путина, как «героя-спасителя»
Безусловно, самым очевидным вариантом политика, вокруг которого российские СМИ создают «героический образ», является президент Владимир Путин.
Черты, свойственные персонажу социального мифа, можно найти, в первую очередь, в биографии главы государства, которая представляет собой типичную «историю Золушки». Как известно из справок многочисленных СМИ, Путин родился в Ленинграде, его отец Владимир Спиридонович был участником Великой Отечественной войны, мать Мария Ивановна пережила блокаду Северной столицы. Оба позже работали на заводе. По словам самого президента, после войны семья поселилась в коммуналке в обычном питерском доме, «двор-колодец, пятый этаж без лифта», жили скромно, из игрушек у будущего президента были только оловянные солдатики. Семья ела щи, котлеты, блины, а «по воскресеньям и праздникам мама пекла пирожки с капустой, с мясом, с рисом и ватрушки». «Я из простой семьи, и я жил очень долго этой жизнью, практически всю свою сознательную жизнь. Я жил как рядовой нормальный человек, и у меня всегда сохраняется эта связь», – вспоминает сам Путин.
Как следует из фильма Андрея Караулова «Момент истины» от 1 октября 2012 года, характерный для всех «героев» переломный момент произошел в жизни Владимира Путина в шестом классе. Тогда будущий президент, связавшийся с дворовой бандой неких Ковшовых, и даже раздобывший ножи, встретил своего будущего тренера по дзюдо, который «протянул мальчишке руку» и вытащил из грозившего криминального будущего. В тот же вечер Путин выбросил ножи сперва в мусорный бак, а потом, передумав, бросил их в Неву, чтобы холодное оружие никому не могло причинить зла.
Еще одним переломным моментом в жизни Путина можно считать его решение стать разведчиком. Выяснив, что сотрудником КГБ можно стать, закончив юридический факультет, будущий президент начал готовиться для поступления на юрфак Ленинградского университета, отбор на который был весьма сложен: «курс состоял из 100 человек, и всего 10 из них брали сразу после школы. Остальных – после армии. Поэтому для школьников, конкурс был где-то 40 человек на место». Преодоление такой большой конкуренции в очередной раз подчеркивает «героичность» биографии Путина.
После окончания вуза в жизни будущего главы государства начались свойственные «герою» странствия и поиски путей к нынешнему посту. Путина по распределению взяли на работу в органы государственной безопасности, в 1985 году с семьей он уехал в ГДР, где проработал пять лет. Именно здесь в жизни Путина произошел еще один «героический» поступок. Во время падения Берлинской стены будущий президент остался за главного при штабе КГБ в Дрездене вместо испугавшегося и сбежавшего начальника резидентуры. Когда во двор вошла пятитысячная толпа, уже разгромившая соседнее здание немецкой разведки (Штази), к ней вышел подполковник Владимир Путин, решивший, во что бы то ни стало, до последнего выполнять свой долг. Он сообщил толпе, что охраняет собственность Советского Союза и имеет при себе 12 патронов, один из которых оставит для себя, а остальные потратит на тех, кто решится прорваться в здание КГБ. После этого офицер Путин повернулся спиной к толпе и стал медленно подниматься по лестнице, ожидая, что кто-нибудь из стоявших внизу кинет ему в спину бутылку или камень. Однако этого не произошло: когда будущий глава государства дошел до двери толпа уже начала расходиться и архивы так и остались не тронутыми.
По возвращении в Ленинград, Путина взял под свое крыло Анатолий Собчак, несмотря на переживания будущего президента о том, что его прошлое в КГБ отразится на карьере мэра Северной столицы. В 1996 году Путин с семьей переехал в Москву, где начала стремительно развиваться его политическая карьера. В марте 1997 года он стал замглавы администрации президента, спустя год был назначен директором ФСБ, а еще через год к его должности добавляется статус секретаря Совета безопасности. Уже в августе 1999 года Путин стал премьер-министром. В решении возглавить правительство проявилась «героичность» характера будущего лидера: «Думал, ну поработаю год, и то хорошо. Если помогу спасти Россию от развала, то этим можно будет гордиться», — вспоминает глава государства. Позже Путин занял пост исполняющего обязанности президента и спустя три месяца, в марте 2000 года, занял пост главы государства.
Между тем, нельзя не отметить, что быстрым карьерным ростом и невероятной популярностью Владимир Путин обязан телевизионной пропаганде. Журналисты представляли будущего главу государства «героем», а сам он предстал на голубых экранах в образе «спасителя», который сбережет Россию от врагов, террористов, и сохранит единство страны.
«Злодеями» с которыми предстояло сразиться Путину-«герою» в период его первой избирательной кампании стали председатель российского правительства Евгений Примаков и мэр Москвы Юрий Лужков. При этом, если последние на телеэкранах были показаны только в ходе официальных мероприятий (сидящими на президиумах, на встречах с избирателями или стоящими на трибуне), то будущий президент, как и свойственно «герою», был энергичен и всегда находился в движении (либо оно намеренно было показано в кадре вокруг стоящего Путина). Выпуски теленовостей, основу которых уже тогда составила российская политика, начинались с заявлений, комментариев и встреч Путина, освещали его визиты в российские регионы и за границу. В кадре будущий глава государства быстро спускался по трапу, «взлетал» по ступенькам. Тогда же появились теперь уже знаменитые крупные планы: Путин в шлеме летчика за штурвалом истребителя и Путин в пилотке морского офицера.
Еще одним врагом, с которым пришлось сражаться Путину, стали чеченские боевики во главе с Шамилем Басаевым, действия которых могли привести к отделению от России не только Чечни, но и всех кавказских республик. Примечательно, что визуализация кавказских боевиков впервые произошла именно во время первой кампании Путина: устрашающие кадры казни российского солдата, датированные 1996 годом, зрители впервые увидели 19 сентября 1999 года в эфире «Зеркала». Таким образом, россиянам продемонстрировали врагов, против которых нужно вести бой. Именно в это время силовой элемент стал основным в имидже Путина, а умело раскрученная СМИ угроза распада России и победоносная война на юге страны в очередной раз представила будущего президента в роли «спасителя». Как напоминают СМИ, Путин даже лично принимал участие в разработке планов военных операций в Дагетане и выиграл войну в этой республике в отличие от двух чеченских кампаний. Таким образом, Путин предстал в образе серьезного, мужественного, в меру жесткого патриота. Кроме того, он стал положительным персонажем всех политических программ, а появившаяся в его обиходе «сортирная» лексика, употреблявшаяся президентом и позже («мочить в сортире», «землю из горшка с цветами есть»), сделала образ лидера более народным. Путин встал на защиту России и ее граждан от внешних и внутренних врагов, именно поэтому пропаганда Бориса Березовского и Владимира Гусинского не смогла разрушить воздвигнутый вокруг президента «героический» миф.
СМИ многократно подчеркивали существование нескольких «ипостасей» российского лидера, «Есть Путин как «оперативный сотрудник спецслужб», но есть и образ Путина как «человека со стороны» (начиная с детских лет в Санкт-Петербурге, с учебы в университете и с последовавшей затем служебной карьеры, он был в своем роде человеком посторонним, и кроме того, его не было в России в годы перестройки, когда рушилась вся советская система). Есть также образ Путина как исследователя истории России, образ Путина-государственника; образ сына ленинградских блокадников, а также образ менеджера и свободного рыночника».
Мифический образ, представляющий российского президента в роли «героя» отечественное телевидение создает и по сей день. Это особенно заметно, при анализе и сюжетов информационных программ с участием российского лидера.
Летом 2010 года по западной части России пронесся «огненный шторм». Пламя, шедшее по верхушкам деревьев, было почти невозможно потушить, всего за несколько минут стихия, охватившая 14 российских регионов, уничтожала деревни и села. В конце июля и начале августа Владимир Путин, будучи главой правительства, совершал визиты в пострадавшие районы, общался с погорельцами, отдавал указания для улучшения ситуации и, словно спасатель, даже самостоятельно пытался бороться с пламенем. Эти события, безусловно, не обошло своим вниманием отечественное телевидение, транслировавшее кадры со встреч премьер-министра с отчаявшимся от горя народом, просящего Путина о помощи.
Более других процесс героизации председателя кабмина можно было наблюдать в сюжетах от 30 июля, повествовавших о визите Путина в шесть сгоревших поселков Нижегородской области, среди которых была и деревня Гибловка. В репортаже Первого канала крупные планы с Путиным были показаны 11 раз, они заняли 3 мин. 12 сек. от 6 мин. 12 сек. сюжета (52%), при этом самый долгий план длился 45 секунд. На «России 1» и НТВ планы заняли 44% (2 мин. 30 сек. от 5 мин. 43 сек.) и 38% (1 мин. 44 сек. от 4 мин. 33 сек.) времени соответственно. Синхроны на Первом канале заняли 18% сюжета (1 мин. 7 сек., самая долгая 45 сек.), на «России 1» — 24% (1 мин. 21 сек., самая долгая 41 сек.), на НТВ – 21% (56 сек, самая долгая 31 сек.).
Среди представленных в репортажах о погорельцах визуальных образах, можно увидеть двух Путиных. Первый – премьер-«герой». Он не боится пламени, лично управляет стратегическим бомбардировщиком Ту-160 и самолетом-амфибией Бе-200, сбрасывает воду и тушит два очага пожара,,, «герой» ходит по пепелищу, осматривает остатки сгоревших домов,,, наблюдает за тем, как проходит строительство новых и здоровается за руку со строителем.
Второй Путин – «спаситель», он не боится эмоций и, не стесняясь проявлять чувства, целует одну из жительниц сгоревшего села, гладит по голове ребенка, чей дом превратился в пепел, кладет руку на плечо мальчику, который вместе с семьей переехал в лагерь для погорельцев. Такой премьер заботится о своем народе и готов пойти на все ради его благополучия. В окружении жителей сгоревшего села Путин говорит о повышении компенсаций, обещает наказать виновных и построить новую школу, больницу и спортзал, которого в селе никогда не было.,,, Позже он желает лично убедиться, что работы по восстановлению уже начались и осматривает выданную семье погорельцев Исайкиных квартиру в селе Поляны.,
Разграничение образов «героя» и «спасителя» происходит и за счет употребляемой журналистами лексики. В некоторых случаях героизация происходит за счет поступков, действительно похожих на героические: «Два очага потушил самолет-амфибия Бе-200, на борту которого находился Владимир Путин. Премьер в кабине пилотов управлял забором воды и ее сбросом на горящие леса в окрестностях Рязани»; «Система наведения хорошо знакома Владимиру Путину: она похожа на ту, что находится в стратегическом бомбардировщике Ту-160, которым премьеру доводилось управлять в качестве второго пилота в 2005 году»; «Премьер, между тем, управляет лайнером уже на предельно низкой высоте, на вираже заходя на горящий квадрат».
В других случая Путин выглядит «героям» за счет критики и оценки, которую он дает допустившим просчеты чиновникам: «Для премьера очевидно: просчетов, которые оставили людей без крыш над головами, чиновникам не простят. Владимир Путин предлагает главам муниципалитетов выход – заявление об отставке»; «Но главы муниципалитетов, в обязанность которых и входит предупреждение пожаров, свою работу все-таки провалили, уверен Путин»; «Премьер заверил, что будет лично контролировать ситуацию с пожарами, и тем, кто не справится с своими обязанностями, рекомендует сложить полномочия».
Образ «спасителя» создается благодаря сообщениям об увеличении компенсаций для погорельцев и наказании для виновных в пожаре чиновников. Особенно хорошо роль «спасителя» удалась Путину а репортаже Первого канала, корреспондент которого использовал очень яркие выразительные средства: «Владимир Путин с Сергеем Шойгу, ступая по барханам пепла, что накануне было центральной улицей, переговариваются редко и негромко, вероятно о том, что на это место люди вернутся жить еще нескоро»; «Эмоции, что раскаляют и без того жаркую, пропитанную гарью атмосферу, остудить можно не просто сочувствием – конкретным решением. … Прямо на месте меняется сумма компенсации, по закону положенная погорельцам».
Образ «спасителя» также создается через сообщения о переживаниях погорельцев, ждущих помощи от только что прибывшего главы правительства: «(Среди погорельцев) есть и те, кто предпочел денежную компенсацию. Будет ли она справедливой, спрашивали премьера»; «Почему вдруг сгорела вся их деревня и где им теперь жить — спрашивают они премьера»; «У районной администрации Путина уже ждут жители из шести  других пострадавших деревень»; «Погорельцы жалуются премьеру на бездействие властей, которые, по их словам, на тревожные звонки в службу спасения почти не реагировали».
Дополнительным «эффектом» репортажа на Первом канале стала отсылка к прошлому: напоминание о том, что восемь лет назад Путину уже приходилось управлять бомбардировщиком, и роль второго пилота самолета-амфибии для него не в новинку. Во время этого рассказа на экране показали кадры сюжета 2005 года, на которых премьер в шлеме и спецкостюме летчика управляет летательным аппаратом. Другим инструментом на всех трех телеканалах стала разбивка историй о визитах Путина и его встречах с погорельцами на несколько «серий», что увеличило частоту появления премьера на экранах.

Заключение

ЦСогласно цели данной работы, была проанализирована специфика создания образов «героев» и «врагов» в телевизионном аспекте.
Результаты проведенной работы приводят нас к выводам, что используемые информационными телепрограммами инструменты позволяют создавать социальные мифы вокруг российских политиков, погружают в эти «иллюзии» телезрителей и, таким образом, влияя на их настроение и поведение. Можно сказать, что во время так называемых телевизионных кампаний голубые экраны телевизоров больше похожи на яркие калейдоскопы, освещающие истории из жизни политиков. И чем чаще эти сюжеты появляются на телеэкране, тем больше вероятность, что зрители воспримут их как реальность.
Также выяснилось, что основную роль в мифотворчестве играют три элемента: визуальные образы, лексика и монтаж. Так, при монтаже в репортажи вставляют крупные планы с политиками, способствуя тому, чтобы изображение осталось в сознании зрителя. Кроме того, «герой» в большинстве показанных кадров должен находиться в действии – это делает его активным в глазах аудитории. Особенно удачным кадр получится, если политический деятель будет совершать какое-то нестандартное, действительно героическое, возможно, благородное действие, например, сядет за штурвал истребителя, возьмет под управление спецтехнику или обнимет «человека из народа». Такие действия представят политика сильным, не чуждым простым эмоциям и окажут влияние на его рейтинг.
Важная роль в создании образа врага или героя ложится на плечи журналистов, мастерски владеющих словом. Они могут прибегать к преувеличению, сообщая аудитории о деятельности политика-«героя», и представлять в неприглядном свете «врага» или «угрозу». Также корреспонденты используют приемы «замалчивания» и «выпячивания» фактов, подменяют понятий и интерпретируют данные таким образом, чтобы не навредить политической карьере «героя». Особенно красочным репортаж, и, соответственно, образ политика получится, если журналисты будут использовать в своих материалах средства художественной выразительности.
В ходе исследования мы пришли к выводам, что создание социальных мифов о политиках-«героях» является одним из основных способов увеличения популярности политического лидера в России. Отечественные средства массовой информации не редко практикуют данный метод при работе с политиками, и каждый раз он приводит к нужному результату. Политический деятель поднимается на ступень выше по карьерной лестнице, его рейтинг растет, да и сам он полноценно вживается в образ «героя», способного победить «врага», справиться с любой «угрозой» и спасти страну.

Список литературы

Барт Р. Мифологии. М., 2000. – С. 233-234.
Васильев С.С. Механизмы и уровни внедрения мифа в массовое сознание: масс-медиа как инструмент социального мифотворчества/ С.С Васильев// Историческая и социально-образовательная мысль. 2009. №2. — С.38-47.
Дзялошинский И.М. Журналистика соучастия. Как сделать СМИ полезными людям / И.М. Дзялошинский. М.: Престиж, 2006. — 104 с.
Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. — М.: Алгоритм, 2009. – 839 с.
Кузнецов Г.В. ТВ-журналистика: Критерии профессионализма.-М.: РИП-холдинг, 2002.-220 с.
Федоров А.В. Медиаобразование: социологические опросы. Таганрог: Изд-во Кучма, 2007.
Цвик В.Л. Телевизионная журналистика: история, теория, практика.-М.: Аспект Пресс, 2004.-382 с.
Шестеркина Л. П. Методика телевизионной журналистики : учеб.пособие / Л.П. Шестеркина, Т.Д. Николаева. – М. : Аспект Пресс, 2012. — 223 с.
Интернет-источники
Владимир Путин [личный сайт]. URL: http://putin.kremlin.ru/. — Дата обращения: 16 мая 2015.
Дзялошинский И.М. Как создаются «герои» и «дьяволы» // Советник. – 1997. – № 1; То же [Электронный ресурс]. – URL: http://lib.rin.ru/doc/i/154416p.html (13.02.15)
Момент истины, Караулов А. [документальный фильм] // http://moment-istini.com/
Стрельник О. Н. Политическая идеология и мифология: конфликты на почве родства [Электронный ресурс]. URL: http://www.humanities.edu.ru/db/msg/46594 (дата обращения: 27.09.2011).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

17 − 11 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector