Порядок комплектования и условия службы в милиции в 20-30 годыПорядок комплектования и условия службы в милиции в 20-30 годы Чтобы начать рассмат

Порядок комплектования и условия службы в милиции в 20-30 годыПорядок комплектования и условия службы в милиции в 20-30 годы
Чтобы начать рассматривать данный вопрос, мы должны знать определение слова милиция. Милиция (от лат. militiа − «войско») — название органов правопорядка (эквивалент полиции) в России (в т. ч., в Советской России, СССР, а потом и в Российской Федерации) после Февральской революции и до 2011 года, а также в пяти социалистических странах: Болгарии, Монголии, Польше, Румынии и Югославии. Название так же сохраняется и в настоящее время в постсоветских странах— Абхазии, Белоруссии, Киргизии, Приднестровье, Таджикистане, Узбекистане, Украине, Южной Осетии.
Теперь рассмотрим, а как же создавалась советская милиция в 20-30 годы.
В декабре 1917 года на заседании НКВД был поставлен рассмотрен вопрос об организации отделов наркомата. Главной задачей стал подбор руководителей основных подразделений центрального аппарата. В конце 1917 — начале 1918 года работа по подбору руководителей была завершена. Для формирования структуры НКВД единственным образцом была структура аппарата дореволюционного Министерства внутренних дел. Она и легла в основу построения аппарата Наркомата.
Формирование центрального аппарата НКВД продолжалось до лета 1918 года. В июне 1918 года образовалось 11 отделов, в которых работало 400 сотрудников.
Наркомат внутренних дел стал многофункциональный орган, охватывающий всей своей деятельностью широкий круг предметов ведения, что видно из названия его подразделений:
отделы местного управления
местного хозяйства
финансовый
иностранный
беженцев
ветеринарный
по управлению медицинской частью
бюро печати
контрольно-ревизионная комиссия
Все разнообразие таких функций дает основание утверждать, что НКВД того периода занимался внутренними делами государства в широком смысле слова. И хотя они включали в себя задачи, возникшие в связи с изменением государственного строя, можно также с уверенностью считать, что имело место прямое заимствование организационной структуры у дореволюционного министерства внутренних. Для осуществления этой задачи в составе НКВД был образован специальный отдел. Он назывался отделом местного управления. Он был образован, так как до революции губернаторы и подчиненные им органы, а затем и губернские комиссары Временного правительства, были подведомственны Министерству внутренних дел. Практика эта имела глубокие исторические корни. Поэтому она была воспринята и в новых условиях.
Важной функцией НКВД с самого начала стала охрана общественного порядка и борьба с преступностью. В формировании организационных структур, осуществлявших эту функцию, имелись особенности. Они были обусловлены теоретическими положениями марксизма, закрепленными в программных документах большевистской партии. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс выдвинули идею всеобщего вооружения народа, призванного заменить в ходе демократической, а затем и социалистической революции постоянную армию и полицию. Эта идея получила развитие в произведениях В. И. Ленина и стала практически реализовываться после перехода власти в руки Советов. Первоначально за состоянием общественного порядка следила рабочая милиция, которая не была штатным государственным органом. Она представляла собой разновидность всеобщего вооружения трудящихся, пролетарской милиции (по терминологии В. И. Ленина). Правовой основой строительства рабочей милиции стало постановление НКВД «О рабочей милиции» от 28 октября (10 ноября) 1917 г.
Рабочая милиция некоторое время осуществляла функции органа охраны общественного порядка и военной силы. Через некоторое время практика показала ее нежизненность, так как она не могла действовать профессионально. Поэтому от этой функции пришлось отказаться. Уже в марте 1918 г. Совнарком, рассмотрев вопрос о милиции, предложил НКВД разработать положение о советской милиции как штатном государственном органе. 10 мая 1918 г. коллегия НКВД приняла решение: «Милиция существует как постоянный штат людей, исполняющих специальные функции». Первый Всероссийский съезд председателей губисполкомов и заведующих отделами управления, состоявшийся 30 июля — 1 августа 1918 г. в Москве, также принял постановление об организации рабоче-крестьянской милиции — постоянного штатного государственного органа, построенного на профессиональных началах.
Правовое оформление орган получил в инструкции НКВД и НКЮ «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции» от 12 октября 1918г. Инструкция закрепила организационную структуру милиции в масштабе РСФСР. Центральным органом являлось Главное управление милиции (Главмилиция), образованное в октябре 1918 г. и вошедшее в НКВД России. Основными звеньями местного аппарата милиции являлись губернские и уездные управления. Губернские и другие крупные города могли иметь свои отдельные управления милиции, но с особого разрешения НКВД. Местные органы милиции находились в двойном подчинении — соответствующих исполкомов Советов и вышестоящих органов милиции.
Самый низший раздел аппарата милиции являлся участок (с ноября 1918 г. — район) во главе с начальником, в ведении которого находились старшие милиционеры и милиционеры.
С 1918 -1920 гг. было произведено формирование основных звеньев рабоче-крестьянской милиции. В 1918 г. Был создан уголовный розыск. В феврале 1919 года была введена железнодорожная, а в апреле этого же года речная милиция. Это были специальные органы милиции, призванные обеспечивать общественный порядок на транспортных коммуникациях.
Таким образом, в сжатые сроки были образованы основные звенья единого аппарата милиции Российской Федерации. Можно считать, что процесс организационного становления к середине 1920 год в основном завершился. Это получило закрепление в первом Положении о рабоче-крестьянской милиции, принятом ВЦИК и СНК РСФСР 10 июня 1920 г.
Процесс сосредоточения в ведении НКВД функций охраны общественного порядка и безопасности, борьбы с преступностью, исправления и перевоспитания осужденных наиболее интенсивно протекал в 1919-1923 гг. Огромную роль в этом сыграл Ф. Э. Дзержинский, в марте 1919 года сменивший на посту наркома внутренних дел Г. И. Петровского, избранного председателем Всеукраинского ЦИК.
Но, несмотря на это Ф. Э. Дзержинский продолжал быть председателем ВЧК, возглавлял Наркомат путей сообщения, различные комитеты, комиссии, а также выполнял ответственейшие разовые поручения ЦК партии, Президиума ВЦИК, СНК, СТО, это не мешало ему по линии НКВД проводить в жизнь одну из главных линий. Он занимал твердую позицию и постоянно ее отстаивал. Суть ее в том, что однородные охранительные функции не должны распыляться, рассредоточиваться по различным наркоматам и ведомствам. Уже в мае 1919 года Дзержинский высказал мысль о сужении полномочий НКВД в области советского строительства. На заседании коллегии наркомата он предложил четко распределить компетенцию Президиума ВЦИК и НКВД как его исполнительного аппарата, исходя из того, что вопросы, в которых «надо проявить конституционное творчество, — это дела Президиума ВЦИК», вопросы же, решаемые в пределах декретов, — «это есть дело НКВД».
Советская милиция в 20-30-е гг.
Идея Ф.Э. Дзержинского была одобрена в высшем партийном и государственном руководстве советской России, по осуществлению которой были приняты такие шаги:
созданные места лишения свободы – лагеря принудительных работ (для политических противников новой власти и социально опасных лиц) в апреле-мае 1919 года включаются в систему НКВД. Позднее и все остальные места заключения передаются под управление комиссариата внутренних дел

в 1920 г. в НКВД были переданы органы пожарной охраны (Постановление СНК “О сосредоточении пожарного дела в народном комиссариате внутренних дел”)

в то же время для решения проблем, связанных с обменом и размещением военнопленных и беженцев, в составе наркомата появляется центральное управление по делам пленных и беженцев

в сентябре 1923 года Постановление Совета Труда и Обороны в ведение НКВД передается конвойная стража, с непосредственным подчинением ее Главному политическому управлению;

полномочия НКВД пополнились регистрацией обществ и союзов, не преследующих целью получение прибыли, выдачей разрешений на фотосъемку внутренней жизни, регистрацией и учетом охотничьего оружия и некоторыми другими функциями
в мае 1922 года в ведение НКВД передаются все коммунальные предприятия республики: наркомат сосредоточивает под своим управлением шоссейные и грунтовые дороги, транспорт местного значения, электростанции, переправы, лесопилки и т.д.

наконец, Государственное политическое управление, созданное Постановлением ВЦИК от 6 февраля 1922 года на месте упраздненной ВЧК, также функционирует при НКВД, что законодательно закрепляет объединение органов государственной безопасности и органов внутренних дел в единую систему. Данное решение несколько сгладило противоречия между ВЧК и различными звеньями НКВД, возникшие в силу объективных и субъективных причин (недостаточность правового регулирования, схожесть выполняемых функций и т.д.). ВЧК стремилась к поглощению милиции и особенно аппарата уголовного розыска, а НКВД выступал за полное подчинение себе ЧК, тем более, что финансирование деятельности последней шло по “наркомвнудельской” смете. Ф. Дзержинский, являвшийся в одном лице главой обеих соперничавших силовых структур, не мог или не хотел устранять сложившуюся коллизию.
В соответствии с постановлением СНК РСФСР от 6 февраля 1924 г. для охраны предприятий и учреждений, обеспечения общественного порядка на обслуживаемых объектах стала создаваться ведомственная милиция (горно-приисковая, промысловая, фабрично-заводская, ярмарочная, портовая и т. п.).
Все изменения структуре органов внутренних дел нашли свое отражение в Положении о НКВД РСФСР, утвержденном ВЦИК и СНК РСФСР 27 марта 1927 г., в соответствии с которым в состав наркомата входили: общее управление, центральное административное управление, главное управление мест заключения, главное управление коммунального хозяйства. Однако уже в следующем году организационная структура НКВД вновь была подвергнута серьезным изменениям. ЦАУ было ликвидировано и образовано три самостоятельных отдела: административного надзора, милиции, уголовного розыска.Следует отметить, что в 20-е годы не утихали споры о НКВД. Вызваны они были, прежде всего, тем, что было возложено очень много обязанностей. Наркоматы объединяли в своем ведении разнородные функции, нередко дублировавшие выполнявшиеся другими государственными органами.
Но проблема была такой острой, что на местах пошли по пути коренной ломки наркоматов внутренних дел. В 20-е годы НКВД были упразднены в ряде союзных и автономных республик. И хотя подобные решения отменялись как противоречащие конституционному законодательству, отмеченные факты ярко характеризуют обозначившуюся в те годы тенденцию реформировать наркомат внутренних дел в том виде, в каком он сложился к началу 20-х годов.По окончании гражданской войны, с переходом к новой экономической политике система органов советской милиции претерпела существенные изменения. В 1921 г. были ликвидированы железнодорожная и водная милиция, упразднена следственно-розыскная милиция, прекратили существование промышленная, а затем и продовольственная милиция.
Большая работа была проделана по упорядочению штатной численности и укреплению кадров милиции. В августе 1921 г. издано постановление Совета Труда и Обороны о проверке численного состава милиции и разработке ее новых штатов. Ставилась задача: уменьшив количественно личный состав милиции, добиться его качественного улучшения и более рационального использования. В целях экономии государственных средств, необходимых для скорейшего восстановления народного хозяйства, содержание милиции в 1922 году было передано на местный бюджет, что в большинстве случаев повлекло ухудшение материального положения сотрудников милиции и дальнейшее сокращение штатов.
В Российской Федерации, например, к концу 1925 г. личный состав милиции сократился по сравнению с 1921 г. более чем в 6 раз.
Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 24 мая 1922 г. было утверждено Положение о Народном комиссариате внутренних дел1. В нем содержался самостоятельный раздел о рабоче-крестьянской милиции, в котором определялись: структура и основные направления деятельности; функциональные обязанности Главного управления рабоче-крестьянской милиции, а также губернских, городских и уездных управлений милиции.
Главное управление милиции состояло из 3 отделов: милиции, уголовного-розыска и материального отдела, ведавшего обеспечением милиции различного вида довольствием.
В последующем были утверждены: дисциплинарный устав милиции; инструкция участковому надзирателю; инструкция волостному милиционеру; инструкция постовому милиционеру; инструкция о порядке составления протоколов; инструкция о порядке наложения административных взысканий и др.
Во всех нормативных актах содержалось требование уважения прав трудящихся. Так, например, Инструкция участковому надзирателю требовала “строжайше соблюдать установленный законом порядок, допуская действия, стесняющие граждан, лишь в случаях, когда такие действия будут безусловно необходимы для выполнения возложенных на него обязанностей…”
Процесс реорганизации милиции, наряду с сокращением штатов, передачей на местный бюджет и уменьшением расходов на содержание, сопровождался в центре и на местах совершенствованием ее структуры, форм и методов деятельности. В августе 1923 г. в НКВД РСФСР было создано Центральное административное управление, в состав которого вошли: Управление милиции, Центророзыск и ряд более мелких подразделений НКВД. Эта реорганизация преследовала целью улучшение взаимодействия милиции и уголовного розыска. Кроме того, она позволила более чем вдвое сократить штаты этих аппаратов и на 30 процентов уменьшить расходы на содержание.
В ряду широкого круга мероприятий, проведенных в целях улучшения качественного состава кадров, особое место принадлежит чистке рядов милиции, осуществленной в соответствии с декретом ВЦИК от 23 ноября 1922 года “О пересмотре и доукомплектовании личного состава милиции”2. В соответствии с данным декретом в уездах, губерниях и областях были образованы специальные комиссии, в которые вошли представители НКВД, ВЦСПС, НКЮ, Наркомата труда, партийных и профсоюзных органов. Они тщательно проверили весь личный состав милиции, выявили и уволили нарушавших законность, дискредитировавших милицию, морально неустойчивых, недобросовестных, не отвечающих предъявляемым требованиям лиц. Одновременно велась работа по пополнению кадров милиции наиболее достойными сотрудниками и работа по пересмотру и доукомплектованию личного состава милиции со строго классовых позиций. Успех чистки, как говорилось в газете “Известия” 4 апреля 1923 г., обеспечивал “исключительно пролетарско-классовый подход”. Поэтому комиссиями предписывалось в первую очередь выявлять и изгонять из милиции бывших сотрудников полиции.
В подавляющем большинстве случаев комиссии после изучения личных дел и материалов оперативно-служебной деятельности сотрудников организовывали обсуждение каждого работника милиции в цехах фабрик и заводов, клубах, на сельских сходах. О подобных открытых заседаниях комиссий сообщалось в печати.
Результат «чистки» милиции
В результате чистки личный состав милиции был обновлен почти на четверть. 28 сентября 1925 г. ВЦИК и СНК РСФСР утвердили Положение о службе рабоче-крестьянской милиции3. Закрепляя основные права и обязанности работников милиции, Положение подчеркивало, что в осуществлении задач “по охране революционного порядка и народного достояния и борьбе с посягательствами на него работники милиции обязаны прилагать все усилия к возможно лучшему их выполнению, не останавливаясь перед возникающими для них тягостями и опасностью для здоровья и жизни”.
Выполняя свои функциональные обязанности, сотрудники милиции пресекали нелегальную деятельность частных торговцев, вели активную борьбу с хозяйственными и должностными преступлениями, выявляли взяточников и расхитителей, очищали управленческий аппарат, снабженческо-сбытовые и другие хозяйственные органы от проникших в них чуждых элементов, мошенников и аферистов. Тем самым милиция способствовала более успешному претворению в жизнь мероприятий партии и правительства по вытеснению капиталистических элементов из различных сфер хозяйственной жизни страны.
Милиция вносила свой вклад и в социалистическое переустройство деревни. Она активно участвовала в осуществляемой государственной властью политике коллективизации сельского хозяйства и ликвидации кулачества как класса. Решение этих задач возлагалось, главным образом, на сельские, уездные и районные органы милиции. Их работники охраняли склады, зернохранилища, сельскохозяйственную технику, иное государственное и общественное имущество, вели борьбу с теми, кто противодействовал хлебозаготовительным кампаниям, пресекали спекуляцию сельскохозяйственными продуктами.
Происходило также свертывание товарно-денежных отношений, гражданско-правовые методы регулирования народного хозяйства заменялись административно-репрессивными.
Значительно возрастала роль репрессивных органов. В начале 30-х годов началось их реформирование. В декабре 1930 года были ликвидированы народные комиссариаты внутренних дел союзных республик. Эта мера официально преследовала цель усилить специализацию в управлении отдельными отраслями, входившими в ведение НВКД. В постановлении ЦИК и СНК СССР от 15 декабря 1930 г. указывалось: «На новом этапе в условиях социалистической реконструкции народного хозяйства комиссариаты внутренних дел союзных и автономных республик, объединяющие руководство различными, органически не связанными между собой отраслями управления и народного хозяйства, — коммунальным делом, милицией, уголовным розыском — стали излишними звеньями советского аппарата».
После упразднения НКВД РСФСР было учреждено Главное управление коммунального хозяйства при Совете народных комиссаров республики, преобразованное впоследствии в наркомат коммунального хозяйства.
В президиумы исполкомов соответствующего уровня передавались функции по руководству регистрацией актов гражданского состояния, приему в советское гражданство, выдаче заграничных паспортов, учету лиц, лишенных избирательных прав, контролю за обществами, не преследующими целей извлечения прибыли, административному устройству, наблюдению за деятельностью низового советского аппарата и т.д.
Руководство местами заключения, организацией ссылки с принудительными работами и принудительных работ без содержания под стражей передавалось наркоматам юстиции республик. Руководство милицией и уголовным розыском возлагалось на создаваемые при СНК союзных и автономных республик управления милицией и уголовного розыска.
Повышение эффективности советской милиции стало развитие патрульной и постовой службы. В 20-х годах милицейские посты и патрули были организованы во всех республиканских, краевых и областных центрах, а также в сравнительно крупных городах. В поддержание общественного порядка на улицах городов, в парках и пригородных зонах, во время проведения народных гуляний и празднеств участвовали конные подразделения милиции.
Постоянно возрастало значение деятельности милиции по обеспечению безопасности движения транспорта и пешеходов. Московский губернский административный отдел в 1928 г. ввел новую должность — инспектор по регулированию уличного движения. На него возлагались следующие обязанности: рациональное распределение транспортных потоков; установление мест стоянок такси; непосредственное наблюдение за уличным движением и решение ряда других вопросов, связанных с обеспечением безопасности уличного движения6. Опыт москвичей был воспринят крупными городами страны.
Однако этого оказалось недостаточно. Для улучшения данной работы вскоре были учреждены инспекции по регулированию уличного движения. В крупных центрах страны образовывались специальные подразделения. Так, в Москве при Управлении милиции города был создан отдельный отряд, в Харькове — команда, в Баку и Тбилиси — дивизионы регулирования уличного движения (РУД). В 1931 г. состоялось Всесоюзное совещание по вопросам обеспечения безопасности движения транспорта и пешеходов Оно рекомендовало при всех управлениях милиции союзных и автономных республик, краев и областей создать отделы или отделения регулирования уличного движения (ОРУД).
СНК СССР 23 июля 1935 г. постановил, что “в целях решительной борьбы с аварийностью, неправильным использованием и хищническим отношением к автотранспорту” в системе Центрального управления шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта образуется Государственная автомобильная инспекция. В союзных и автономных республиках, краях и областях, городах Москве и Ленинграде был учрежден институт уполномоченных ГАИ, в районах — госавтоинспекторов7. В марте 1936 г. Госавтоинспекция была передана в ведение Главного управления рабоче-крестьянской милиции8.
В июле 1936 г. СНК СССР утвердил Положение о Государственной автомобильной инспекции Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР9.
В сферу деятельности милиции входил широкий круг обязанностей по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. К началу 1921 года в стране насчитывалось 5,5 млн. беспризорных подростков. ВЦИК 27 января 1921 г. образовал Особую полномочную комиссию по улучшению жизни детей и организации борьбы с детской беспризорностью. Председатель комиссии Ф.Э.Дзержинский в марте 1923 г. обратился ко всем трудящимся страны с призывом “Все на помощь детям!”10. Органы милиции всех уровней принимали самое непосредственное участие в борьбе с беспризорностью, безнадзорностью и правонарушениями несовершеннолетних. Хотя в двадцатые годы беспризорность из года в год сокращалась, материальные условия жизни страны не давали возможности направлять в эту сферу нужные ресурсы, а административными мерами многого достичь было невозможно.
С новой силой деятельность милиции в этом направлении развернулась после принятия СНК СССР и ЦК ВКП(б) 31 мая 1935 г. специального постановления о мерах по усилению борьбы с детской беспризорностью11. В нем были вскрыты недостатки в этой работе, намечены меры по коренному ее улучшению. В основном они были ориентированы на профилактику детской беспризорности и безнадзорности, предупреждение и пресечение правонарушений среди подростков. Вся ответственность за организацию и осуществление таких мер возлагалась непосредственно на руководителей органов милиции.
В соответствии с п. 8 постановления ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. при Наркоме внутренних дел СССР было образовано Особое совещание, которому предоставлялось право во внесудебном порядке применять высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок до 5 лет и высылку за пределы СССР. В состав Особого совещания входили заместители наркома внутренних дел СССР, уполномоченный НКВД СССР по РСФСР, начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции, народный комиссар внутренних дел союзной республики на территории которой возникло дело. На заседаниях Особого совещания присутствовал Прокурор СССР или его заместитель. (Подобный орган не являлся чем-то принципиально новым. С первых лет Советской власти действовали как органы внесудебной репрессии Коллегия ВЧК-ОГПУ, Особое совещание ОГПУ, с 1922 по 1924 г. — Комиссия по административным высылкам при НКВД РСФСР, в 30-е годы — “тройки” в составе первого секретаря ЦК ВКП(б) союзной республики (крайкома, обкома), начальника управления НКВД и прокурора соответствующего уровня, а без секретарей партии — “двойки”.)
Для предварительного рассмотрения дел, передаваемых на Особое совещание, на местах были образованы тройки УНКВД, так называемые милицейские. Они имели право разбирать дела об уголовных и деклассированных элементах и злостных нарушителях положения о паспортах. Тройки эти создавались на уровне союзных, автономных республик, краев и областей в следующем составе: председатель тройки — начальник УНКВД или его заместитель, члены: начальник управления милиции и начальник соответствующего отдела, представляющего материал на рассмотрение тройки. Инструкцией предусматривалось обязательное участие в заседании тройки прокурора и привлекаемого к ответственности. Отмечалось, что решение тройки приводится в исполнение немедленно, а протокол направляется на утверждение Особого совещания НКВД СССР.
В целях улучшения оперативно-следственной работы на основании приказа НКВД СССР от 10 мая 1939 г. предлагалось организовать работу отделений угрозыска по принципу территориального обслуживания. В каждом отделении выделялись наиболее квалифицированные работники для ведения следствия.
Поиск новых организационных форм борьбы с преступностью приводил к созданию специализированных подразделений. В 30-е годы вслед за Москвой в крупных промышленных центрах стали формироваться команды (отряды) ночной охраны. В столице такая команда была образована в 1931 г. численностью в 150 человек и содержалась за счет отчислений от домовладений. Сотрудники осуществляли патрулирование по установленным маршрутам пешком или на автомобилях. С 1 апреля по 6 июля 1931г. ими были задержаны за хулиганство 1993 человека, на месте совершения преступления — 574 правонарушителя.
В конце 30-х годов отделы уголовного розыска областных управлений милиции насчитывали в среднем около 20 сотрудников и структурно состояли из трех отделений, создававшихся по территориальному принципу. Однако в июне 1940 г. работа аппаратов уголовного розыска вновь была перестроена по линейному принципу. Отдел УР состоял из четырех отделений (одно из них — по борьбе с детской преступностью), в его составе создавалась также и следственная группа.
Расширение работы по расследованию преступлений заставило искать пути организационного обеспечения этого важного направления борьбы с преступностью. На местах пошли по пути разделения аппаратов уголовного розыска на части: оперативно-розыскную и следственную. Обобщив этот опыт. Наркомат внутренних дел СССР принял решение об организации в отделах уголовного розыска и отделах БХСС следственных групп. В соответствии с приказом НКВД СССР от 27 августа 1939 г. в отделах уголовного розыска управлений милиции республик, краев, областей и дорожных отделов милиции создавались следственные группы из наличного штата. Руководство ими возлагалось на заместителей начальников отделов уголовного розыска. В следственные группы выделялись наиболее подготовленные сотрудники.
Аналогичным образом строился и созданный в апреле 1941 г. отдел по борьбе с бандитизмом ГУРКМ НКВД СССР. Он состоял из пяти отделений: четыре — по зонам СССР, пятое — следственное.
Общие недостатки охраны общественного порядка были отражены в циркуляре Главного управления милиции (март 1931 г.) “О мерах по улучшению постовой службы”. В числе основных называлось слабое знание постовыми своих обязанностей, слабый контроль со стороны непосредственных начальников, формальное проведение инструктажей, недостаточное число постов в общественных местах и в ночное время. Весьма живучими оказались те серьезные недостатки в охране общественного порядка, которые были присущи периоду 20-х гг. и, прежде всего, использование сил патрульно-постовой службы не по назначению (в качестве вахтеров, конюхов, посыльных и т.д.). В результате этого, например, в 1937 г. на посты выставлялось около 20% наличного состава; недооценка патрулирования; слабое взаимодействие с другими службами; редкое использование таких методов милицейской службы как обход мест, представляющих оперативный интерес, секреты и т.п.; длительное сохранение одной и той же дислокации, несмотря на изменение обстановки и др. Эффективность охраны общественного порядка не могла возрастать и потому, что наружная служба милиции, в частности, участковые инспекторы, прямо обязывались “играть решающую роль… в очистке своего района от всего антисоветского и контрреволюционного элемента”.
Многие изменения в системе органов милиции были связаны с принятием Конституции СССР 1936 г., установившей, что социалистическая собственность является экономической основой советского строя, которая нуждается во всемерной охране.
Для решения этой задачи были созданы специальные подразделения милиции по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (БХСС). В течение первого года существования на аппараты БХСС возлагалась борьба с мелким вредительством, которая в 1938 г. была передана в ГУГБ НКВД СССР.

Быстрое развитие транспорта поставило перед милицией новые задачи по охране правопорядка, борьбе с хищениями и другими преступлениями на транспортных коммуникациях. Это потребовало совершенствования организационных форм деятельности и определенных структурных изменений органов милиции. В 1937 г. были образованы отделы железнодорожной милиции. Несколько позже отделы (отделения) милиции были созданы в портах и на пристанях.
Большая работа была проведена в 1940 году вновь созданными органами милиции в областях Западной Украины и Западной Белоруссии, в Прибалтийских республиках по введению паспортной системы, а также по борьбе с политическим и уголовным бандитизмом.
В сложные предвоенные годы одной из ответственных задач органов милиции являлось содействие укреплению обороноспособности страны. На IV внеочередной сессии Верховного Совета СССР 1 сентября 1939 года был принят закон “О всеобщей воинской обязанности”, который потребовал организационной перестройки Вооруженных Сил страны и перевода их комплектования на единый кадровый принцип. В этой связи большое значение имело улучшение учета военнообязанных и призывников. В соответствии с новым законом данная работа возлагалась на органы милиции. Для ее выполнения во всех городских, районных и поселковых отделениях милиции были созданы военно-учетные столы, с помощью которых с момента создания 1 сентября 1939 г. и до 1 января 1940 г. были выявлены не снявшиеся с военного учета убывшие в другие местности 133567 человек военнообязанных. К марту на воинский учет ими было взято почти 9,3 млн. человек.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

пять + четыре =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector