работы включали в себя — определение понятие геополитики — исследование типов цивилизации как выражения геополитического дуализма — рассмотрение

работы включали в себя:
— определение понятие геополитики;
— исследование типов цивилизации как выражения геополитического дуализма
— рассмотрение закона фундаментального дуализма;
— анализ места современной России в системе глобальных и региональных геополитических координат.
При комплексном изучении темы автором были использованы такие методы, как: анализ и синтез; системный и исторический подходы; сравнение, сопоставление, обобщение.
Изучение и осмысление значения этого фактора геополитики в теории и практике мировой политики обуславливает научную новизну исследования.

1. Понятие геополитики

В начале XX века громкую известность получила новая наука – геополитика. Этот термин введён в оборот шведским ученым Р. Челленом. В сфере познания мира она играет важную роль
Геополитика — это наука и политологическая концепция, согласно которой политика государства (в основном внешняя) предопределяется географическими факторами. В связи с этим определением можно говорить об объекте и предмете геополитики. Объектом геополитики как науки является планетарное пространство, геополитические процессы и явления в мировом сообществе как системе. Предмет геополитики — это взаимоотношения между геополитическими субъектами при решении мировых и региональных проблем. Метод геополитики — системный анализ пространственного положения географических факторов, понимаемых достаточно широко.
Геополитика как наука возникла на стыке с несколькими сотнями общественных и естественных научных дисциплин. Онтологически геополитика представляет собой науку о влиянии географического фактора на политику. В конечном счете, геополитика есть философское учение и раздел общей философии, как, например, этика или логика.
А. Дугин считает, что «с самого начала появления геополитики как метода анализа международных отношений и направления в стратегической мысли (Р.Челлен, Х.Маккиндер, А.Мэхэн, К.Хаусхофер, К.Шмитт и т.д.) постоянно вставал вопрос о месте геополитики среди других дисциплин, о ее научности или «ненаучности», о строгости или произвольности ее методов, об обоснованности ее терминологического аппарата и т.д. Институционализация геополитики была затруднена некоторыми историческими обстоятельствами, никакого отношения к сущности этой дисциплины не имеющими».
Геополитика охватывает нужды и потребности государства (или нации), связанные с занимаемым им пространством и с его изменениями. Говоря об обеспечении суверенитета государства, о сохранении его независимости и территориальной целостности, об обеспечении его внутренней и внешней безопасности, то есть обо всем том, что подходит под категорию национально-государственного интереса, то мы тем самым уже вступаем в область геополитики.
Дугин указывает, что геополитика никогда не была собственно секретной наукой. Но его поражает диспропорция, «существующая между наглядностью, простотой и убедительностью геополитической методологии и ужасающим невежеством в этой области, которой отличаются не только широкие слои населения, но и многочисленные представители аналитических и политических экспертов. Внешняя демонизация геополитики, ее настойчивое зачисление в разряд лженаук и вместе с тем ее активное использование наиболее компетентными, почти тайными кругами мировой финансовой и интеллектуальной элиты в закрытых организациях, занятых мировым планированием». Таких как «Трехсторонняя комиссия», «Бильдербергский клуб», «Римский клуб» и т.д.
Но геополитическая картина мира никогда не была достаточно ясно сформулирована и популярно изложена широкой публике. Это не случайно, так как геополитическая компетентность широких слоев общества сильно ограничила бы свободу действия некоторых секторов политических элит, чьи планы и методы в определенных случаях вступали в противоречие с интересами отдельных народов и государств, с тем, что объективно можно определить как геополитические интересы державы.
Можно сделать вывод, что национально-государственный интерес, безопасность, геополитика — это неразрывные звенья одной цепи, касающиеся суверенитета государства. Таким образом, слова Александра I о том, что у России нет союзников, кроме сильной армии и флота, не только не потеряли своей актуальности сегодня, но и являются своеобразным императивом геополитической модели поведения Российской Федерации в грядущем столетии.

2. Типы цивилизации как выражение геополитического дуализма

Главный специалист по геополитике в России, А.Г. Дугин считает, что «Два глобальных типа цивилизации, культуры, метаидеологии вылились в законченные геополитические очертания, резюмирующие всю геополитическую историю противостояния стихий. При этом поразительно, что этим формам законченного геополитического дуализма на идеологическом уровне соответствовали две столь же синтетические реальности – идеология марксизма (социализма) и идеология либерал-капитализма».
Рассматриваемая концепция является реализацией на практике двух типов редукционизма. При этом экономический редукционизм означает к противопоставлению идей Адама Смита и идей Карла Маркса.
Геополитический редукционизм означает разделение всех территорий планеты на зоны, подконтрольные талассократии (Новому Карфагену, США) и теллурократии (Новому Риму, СССР).
При этом, анализируя типы цивилизации как выражение геополитического дуализма нельзя сбрасывать со счетов т.н. «Геополитические центры как государства, чье значение вытекает не из их силы и мотивации, а скорее из их потенциальной уязвимости для действий со стороны геостратегических действующих лиц». Эти страны действуют как щит государства, материка. Региона, имеющего жизненно важное значение на геополитической арене.
Можно сделать вывод, что геополитический редукционизм означает разделение всех территорий планеты на зоны, подконтрольные морю и суше. При этом геополитические центры своим географическим положением формируют особую роль в плане контроля доступа к важным районам. Или возможности получении — отказа к важным геостратегическим действующим акторам в получении ресурсов. Эти факторы влияют на то, что современной РФ в геостратегической перспективе важно строить отношения со своими естественными союзниками, прежде всего с персидскими странами Азии — Таджикистаном, Ираном, Афганистаном, арабским миром, в частности с Сирией, Ираком, Иорданией, а также Индией и Китаем.

3. Закон фундаментального дуализма

Главным законом, является закон фундаментального дуализма. Он привлекает внимание исследователей геополитики.
Закон фундаментального дуализма налицо в географическом устройстве планеты. В исторической типологии цивилизаций.
По мнению видных специалистов, таких как западные ученые Р. Челлен и А. Мэхен, X. Макиндер (1861 — 1947) и К. Хаусхофер (1869—1946). Русские исследователи геополитики Н.Я. Данилевский и В.П. Семенов-Тян-Шанский (1870—1942), П.Н. Савицкий и Л.Н. Гумилев считали, что дуализм в геополитике выражается в противопоставлении сухопутного могущества («теллурократии») и морского могущества («талассократии»).
Примеры этого неисчислимы: теллурократия проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например, Древняя Спарта, Древний Рим), талассократии торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).
Основатели-родоначальники геополитики, особенно А. Мэхена и X. Макиндера, считали что дуализм изначально несет в себе зерна враждебности.
Падая на хорошую политическую и военную почву, они дают плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии).
Теллурократия характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентации: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, консерватизм, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды и группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. История показывает, что суша — это всегда прочно, устойчиво, твердо. Как следствие твердость морали и закона, твердость традиции. «Нравы закрепляются в общественном сознании, передаются по наследству, формируется кодекс этических норм, принципов. Это проявляется, в частности, и в том, что сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении большими и малыми группами главным принципом является иерархичность».
А. Мэхена говоря о талассократии как о морском могуществе, объявлял совершенно противоположный тип цивилизации «Талассократия, как торговая цивилизация, более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприимчивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность. Следовательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе».
Геополитическая теория Мэхэна основана на положении о том, что исторические судьбы стран и народов в значительной мере определяет морская мощь, а вся мировая история есть процесс противостояния и борьбы морских и континентальных держав.
Морская сила наций зависит от следующих факторов
Географическое положение;
Физическое строение — производительность и климат;
Размеры территории;
Численность народонаселения;
Характер народа;
Характер правительства.
Использование морей и контроль над ними является главным геополитическим фактором силы в международной политике в «пределенный момент (античный мир) складывается довольно устойчивая картина, отраженная в «карте Макиндера». Зона теллурократии устойчиво отождествляется с внутриконтинентальными просторами Северо-Восточной Евразии (в общих чертах совпадающими с территориями царской России или СССР). Талассократия все яснее обозначается как береговые зоны евразийского материка, Средиземноморский ареал, Атлантический океан и моря, омывающие Евразию с Юга и Запада» — по Мэхэну.
По Дугину карта мира обретает геополитическую специфику:«Внутриконтинентальные пространства становятся «неподвижной платформой», heartland («землей сердцевины»), «географической осью истории», которая устойчиво сохраняет теллурократическую цивилизационную специфику.2) «Внутренний или континентальный полумесяц», «береговая зона», rimland представляют собой пространство интенсивного культурного развития. Здесь очевидны черты «талассократии». Хотя они уравновешиваются многими «теллурократическими» тенденциями.3) «Внешний или островной полумесяц» представляет собой «неизведанные земли», с которыми возможны только морские коммуникации. Впервые он дает о себе знать в Карфагене и торговой финикийской цивилизации, воздействовав шей на «внутренний полумесяц» Европы извне».
Эта геополитическая картина соотношения талассократии и теллурократии выявляется потенциально к началу христианской эры, после эпохи Пунических войн. Но окончательно она приобретает смысл в период становления Англии великой морской державой – в XVII-XIX веках. Эпоха великих географических открытий, начатая с конца XV века, повлекла за собой окончательное становление талассократии самостоятельным планетарным образованием, оторвавшимся от Евразии и ее берегов и полностью сконцентрировавшимся в англосаксонском мире (Англия, Америка) и колониях. «Новый Карфаген» англосаксонского капитализма и индустриализма оформился в нечто единое и цельное, и с этого времени геополитический дуализм приобрел уже четко различимые идеологические и политические формы.
Позиционная борьба Англии с континентальными державами – Австро-венгерской империей, Германией и Россией – была геополитическим содержанием XVIII-XIX веков (плюс вторая половина XX века), а с середины нашего столетия главным оплотом талассократии стали США.
Можно сделать вывод, что таково самое общее выражение главного закона геополитики – закона дуализма стихий «Суша против Моря».

4. СССР и Россия в системе глобальных геополитических координат

История учит, что в холодной войне 1946–1991 годов все проявилось. Геополитический дуализм достиг максимальных пропорций. Все ученые поняли, что талассократия это США, а теллурократия это СССР.Две цивилизации, культуры, идеологии пришли в геополитические очертания. Они поделили мир и идеологически: идеология социализма и идеология капитализма.
СССР в истории XX века противостоял США на мировой арене. Биполярный мир строился на противостоянии этих сверхдержав.
Д. Голлоуэй — известный американский исследователь в геополитике Советского Союза выделял «…основные тенденции в советской внешней политике:
I — тенденция к автаркии;
II — тенденция к разрядке напряженности, экономическому сотрудничеству с Западом, предотвращению гонки вооружений;
III — тенденция расширения советской мощи и влияния, укрепление безопасности путем сокращения мощи своих главных противников;
IV — тенденция, направленная на создание нового мирового порядка».
В этой борьбе СССР выходил за рамки традиционной сферы влияния и это происходило в контексте глобального противоборства с США «размещение ракет на Кубе в начале 60-х годов, бесспорно, имели основной целью иметь плацдарм для удара по США, а не установление на Кубе социализма. Глобальное противоборство остро поставило вопрос о престиже сверхдержав, что привело и СССР, и США к ряду действий, явно противоречащих их национальным интересам. Но это, в конечном счете, было не столько результатом противоборства идеологий, сколько закономерным итогом перехода геополитического противоборства на глобальный уровень».
СССР был законченным выражением сухопутного полюса геополитического дуализма.
СССР был геополитическим явлением крайне сложным, его геополитическая конструкция строго соответствовал континентальной массе, Евразии, геополитической оси истории.
Вся экспансия СССР в южном и западном направлении соответствовала вектору территориальной интеграции. Заложен он был потенциально и объективно в самой географической специфике материка.
СССР это был выражение порядка Земли, противостоящего порядку Моря.
Запад был как геополитическая антитеза СССР. Америка была воплощением морского строя стоящего против Евразии.
А.Дугин считает, что именно на этом объективном дуализме основана главная демаркационная, силовая линия новейшей истории, взятой в геополитическом срезе « Ключом к геополитическому объяснению современного этапа мировой истории (ХХ век) является утверждение неснимаемого, радикального, многоуровневого, комплексного противостояния между “силами Суши” (Россия, позже СССР) и “силами Моря” (Англия+Франция, позже США)».
Он считает, что это аксиома геополитики как науки, и геополитический дуализм как великая война континентов объясняет все остальное наглядно и внушительно.
Его подход сразу придает смысл всем событиям, которые, в противном случае, превращаются в сложный мир фактов.
А.Дугин пишет, что «Падение СССР в геополитической перспективе означает падение “сил Суши”, их тотальный проигрыш перед лицом “сил Моря”. Только так и никак иначе следует геополитически интерпретировать это ужасное событие. И если бы вопрос изначально — с первых этапов перестройки — был поставлен именно таким образом, то едва ли подобное действие могло быть осуществлено так просто и бесшумно, так легко и безнаказанно, как это случилось. Если бы советское общество отнеслось к СССР и странам Варшавского договора как к чисто геополитической, континентальной реальности, органически сложившейся по воле объективных пространственных законов, то любые идеологические перемены или политико-экономические реформы заведомо проходили бы в строгих рамках сохранения (а желательно увеличения, наращивания) геополитического потенциала Евразии, полноты пространственного контроля над регионами Суши. Не исключено, что идеологические и экономические реформы в таком случае были бы не менее радикальными, но при этом стратегическая мощь Москвы не ослабла бы ни на грамм». Следовательно, сохранение геополитики в тайне, ее маргинализация, ее искусственное замалчивание было важнейшим тактическим ходом сил, заведомо ориентированных на разрушение цитадели “сухопутной цивилизации”. Доказательством правоты такого тезиса является и тот факт, что американские политические элиты, напротив, методично сверяют свои планы и проекты с геополитикой, выверяют по этой науке основные моменты своей стратегии.
Однако все кончается и в декабре 1991 Советский Союз прекратил свое существование. В постсоветском пространстве образовалось 15 новых независимых государств. Разрушение социально-экономической системы и развал СССР произошли в решающей степени потому, что внутренние преобразования в нашей стране, получившие название «перестройки», осуществлялись бесталанно, без тщательно продуманной концепции.
На мировую арену геополитики вышла Российская Федерация – правопреемница СССР. Закон фундаментального дуализма продолжает действовать и на неё. Геополитическое положение Российской Федерации прямо влияет на систему национальной безопасности страны. Система национальной безопасности России, как и любого другого государства, определяется геополитическим положением, совокупным влиянием групп объективных и субъективных геополитических факторов, характером геополитических процессов и особенностями проявления современных форм геополитического противоборства. Геополитическое противоборство, выступая в качестве основного источника формирования геополитической структуры мира, влияет на параметры геополитического пространства России, детерминирует роль и место Российского государства в современном мире. В свою очередь, существенные изменения геополитической структуры мира порождают геополитические процессы глобализации, регионализации, фрагментации, территориального и политического сепаратизма и т.д., которые в сложивших условиях, как правило, негативно воздействуют на систему национальной безопасности России. Результатом же комплексного воздействия геополитических факторов на элементы системы национальной безопасности России и связи между ними выступает геополитическое положение страны. Взгляд на карту России говорит об уникальности ее геополитического положения. Именно оно во многом определяет характер ее социально-политического и экономического развития, определяет характер ее взаимоотношений с внешним миром, а тем самым проблему ее безопасности. На карте мира Россия занимает центральную позицию или, в терминологии геополитики, — хартленд (Сердцевинную землю). Присмотримся к занимаемому ею положению: оно очень о многом говорит и многое объясняет не только из ее прошлого, он и возможно ее будущего. С севера она зажата Северным ледовитым океаном, с юга — труднопроходимыми и малодоступными горными цепями, выходы к открытым морям достаточно ограничены; основные реки текут либо в Ледовитый океан, либо в каспийский «тупик»; основные минеральные богатства находятся в суровых и малообжитых местах, в отдалении от центральных районов и друг от друга; земли в основе малоплодородные, климат суровый, зима длинная, лето короткое и как правило плохое. Как говорили евразийцы, «географическая обездоленность» России детерминировала экстенсивный характер ее территориального и социально-экономического развития и необходимость собирания вокруг себя земель так, чтобы одни ее части могли компенсировать свою ограниченность в ресурсах другими частями. Ни одна из этих частей не была самодостаточна ни в экономическом, ни в военно-политическом отношении. Геополитически каждая часть дополняла другие и все вместе они составляли обусловленное природой и пространством единое тело. Главной его особенностью была специализированность; оно представляло хозяйство, в котором все территории и земли были связаны взаимным хозяйственным обменом, основанном на естественном разделении труда. Просто говоря, юг снабжал всю страну хлебом, Средняя Азия хлопком и фруктами, Урал и Казахстан — углем и металлом, Азербайджан и Татарстан — нефтью, Москва и Ленинград современными машинами и приборами, Иваново, Вологда — тканями, Сибирь — лесом, золотом и т.д. Сегодня эта система хозяйственных связей разрушена и с этим разрушением сразу же возникло небывалое прежде в России и в других бывших ее частях проблема экономической и прочей безопасности. Не смотря на помпезные объявления суверенитетов бывшими советскими республиками они как и прежде остаются не самодостаточными и именно это во многом будет определять характер отношений между ними и пути общего развития.
Вместо термина «Heartland», как строго геополитического понятия, могло использоваться политическое понятие СССР (Российская Империя), или географическое понятие – Евразия (континент), или социологическое – социалистический лагерь (православный мир – в другой исторической ситуации). И выбор термина в этом обобщенно синонимическом ряду обусловливался не строгим соответствием уровню разбора, но эффектностью риторического построения общего геополитического дискурса.
Можно сделать вывод, что пока государство и гражданское общество в России не станут достаточно сильными, чтобы преодолеть стоящие перед ними трудности развития и установить свое неоспоримое право на существование перед лицом внутренних и внешних сил, до той поры проблема национально-государственного интереса решена не будет и будут продолжать нарастать проблемы в реализации геополитики России.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Начало третьего тысячелетия и нового XXI века можно охарактеризовать как начало формирования принципиально новой модели развития глобальной геополитической системы в мире, предопределяющей установление новых международных и межгосударственных отношений, изменение баланса сил, ресурсов, создание новых условий развития мирового сообщества.
Географические объекты и явления – суша, море, леса, горы, пустыни, болота, степи, холмы, берега, тундра и т.п. – могут осмысляться самыми различными способами в зависимости от того, с каким обществом мы имеем дело. С социологической точки зрения, не существует единой географии или единой природы, единого внешнего мира и единой окружающей среды. Каждое общество имеет свою географию, свою природу, свой окружающий мир, свою среду. На этом и основана геополитика.
Главным законом геополитики является утверждение фундаментального дуализма, отраженного в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм выражается в противопоставлении «теллурократии» (сухопутного могущества) и «талассократии» (морского могущества). Характер такого противостояния сводится к противопоставлению СССР и США или в других терминах, дуализм между авторитаризмом и демократией.
В теории изначально этот дуализм имеет качество враждебности, альтернативности двух его составляющих полюсов.
На практике это вылилось в холодную войну. Между сверхдержавами.
После распада СССР события связанные с ухудшением геополитического положения России, хотя и носили временный характер, однако оказывали существенное влияние на формирование подходов к формированию геополитики страны. Сложившееся положение накладывало повышенную ответственность на лиц, принимающих соответствующие политические решения, в плане учета, с одной стороны, национальных интересов и национальных целей России и, с другой, — реальных возможностей по их достижению. Поэтому был налицо провал «дипломатии уступок Козырева» и победы достаточно жёсткой «дипломатии Путина».
Два глобальных типа цивилизации, культуры, метаидеологии Росси и Америки вылились в законченные геополитические очертания, резюмирующие всю геополитическую историю противостояния стран.
Изучение опыта геополитической истории России позволяет сделать вывод о том, что наиболее успешно национальная безопасность страны обеспечивалась тогда, когда государство распространяло эффективный контроль над территорией от Балтийского моря на западе до Тихого океана на востоке и от Северного Ледовитого океана на севере до горных хребтов Памира и Алтая на юге. В силу этого, как и на протяжении многовековой истории, так и сегодня основными векторами геополитического развития России были и остаются западный (европейское направление), восточный (Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток, Азиатско-Тихоокеанский регион), южный (Кавказ, Ближний и Средний Восток). Именно на этих направлениях геополитики российскому руководству необходимо активно концентрировать ресурсы государства.
Восточнославянский союз народов, составляющий основу российской государственности, представляет третью ветвь Европы, которая создала особую цивилизационную модель, равновеликую «латинскому» Западу.
Россия сможет вновь утвердить себя на геополитической карте мира, олицетворяя альтернативную цивилизационную перспективу Западу, создавая альтернативный образ мира.
В последнее десятилетие на всем мировом пространстве, как в геополитике, так и в геоэкономике выстраивается четкая доминанта Соединенных Штатов Америки. И все же не американизация составляет суть протекающих в мире процессов. Для их обозначения пущен в оборот иной термин — глобализм. На вселенский вызов Запада достаточно жестко ответила Россия сформировав свои геополитические вектора развития на восток к Китаю и в Азию. Они не являются по сути чем-то новым и неожиданным, так как они оказываются лишь продолжением масштабных исторических процессов движения России на восток и становления евразийской державы. Русский путь к Тихому Океану не случаен, и территории русского освоения Сибири также следуют ясной географической логике. Этот путь соответствует рельефной границе Леса и Степи, на геополитическом синтезе которых основано само Русское Государство. По «опушке» северных таежных лесов, граничащих со степью (или лесостепью), двигались русские освоители Сибири, оседая на наиболее пригодных для жилья и сельского хозяйства землях. От Челябинска до Байкала этот ландшафтный сектор представляет собой сужающийся клин. А от Байкала до тихоокеанского побережья это сплошная зона северных лесов, постепенно и незаметно переходящих в леса тропические. При этом увеличивается процент нагорий и горных массивов.  Таким образом сама Природа оправдывает нашу геополитику. ХХ век развенчал миф о возможности всемирной цивилизации, возглавляемой и направляемой Западом.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Б.А. Основные законы геополитики. Закон фундаментального дуализма.// http://emgeopolitika.blogspot.ru/2012/01/blog-post_4324.html
Гаджиев К.С. Введение в геополитику. – М.: Логос, 1998.
Геополитическая ситуация в постсоветском пространстве и проблемы военной безопасности России.- М.: МО, 2014.
Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. Л., 1990.
Дугин А. Г. Геополитика постмодерна. Времена новых империй. Очерки геополитики XXI века. — СПб.: Амфора, 2007.
Дугин А.Г. Основы геополитики. — М.: Арктогея, 2007.
Дугин А. Геополитика России. – М.: МГУ, 2012.
Иванов В.Н. Межнациональная напряжённость в национальном аспекте.- М.: Прогресс, 2013.
Ивашов Л.Г. Россия или Московия? – М.: Век, 2014.
Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. – М.: Academia; Наука, 2009.
Исаев Б. А. Геополитика. СПб.: Питер, 2006.
Казанцев Ю.И. История международных отношений XX века. — Новосибирск: НГАЭиУ, 2014.
Катков А. Перспективы развития России.- СПб.: Нева, 2012.
Кефели И. Ф. Философия геополитики. СПб.: Петрополис, 2007.
Международные отношения: теории, конфликты, движения, организации. /Под ред. П. А. Цыганкова. — 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Альфа-М : ИНФРА-М, 2012.
Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. — М.: Пресса, 2012.
Морозов Е. Геополитика в её историческом развитии. – М.: ВШ, 2014.
Нольфо Э. История международных отношений 1918-1999: В 2 т. — М.: Логос, 2003.
От биполярной системы к эпохе глобализации: Учеб. пособие по междунар. отношениям. — Новосибирск: НГУ, 2003.
Современный миропорядок и Россия. — М.: РАГС, 2014.
Сорокин К.Э. Геополитика современного мира.- М.: Приор, 2015.
Теория международных отношений: Хрестоматия. — М.: Гардарики, 2012.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

пять × один =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector